Немецкое издание Die Welt и французское Figaro сообщили о резком ухудшении отношений между канцлером Германии и президентом Франции.

Издания отмечают, что по мере распространения энергетического и экономического кризиса в Европе между странами растут противоречия. Вскоре от прежней солидарности может не остаться и следа.

Дошло до того, что Макрон и Шольц отказались друг с другом разговаривать перед камерами, отменив совместную пресс-конференцию.

26 октября во дворце Фонтенбло должна была состояться встреча между членами французского и немецкого правительства. Однако эту встречу также неожиданно отменили, что вызвало серьезную тревогу среди европейских политологов.

Журналисты французского издания Либерасьон сообщили о наличии существенных разногласий сторон в вопросах борьбы с энергетическим кризисом, установлении потолка цен на газ и электроэнергию, вопросах внешний политики, поставках военной техники Украине и т.д.

Президент Макрон заявил, что немецкий канцлер дистанцировался от Евросоюза и начал принимать решения невыгодные единой Европе и подрывающие принципы общеевропейской солидарности.

Немецкие политики в ответ заявили немецким СМИ, что президент Франции вспоминает о солидарности лишь тогда, когда это выгодно французской экономике.

К примеру, французы сорвали планы Германии по строительству газопровода с территории Испании. Французы перехватили у немцев инициативу и заявили, что договорились с Испанией и Португалией о строительстве подводного газопровода BarMar, конечными точками маршрута которого станут Барселона и Марсель.

Немецкие власти заявили, что проект нацелен против немецкого бизнеса. Немецкие предприятия понесут чувствительные потери, поскольку теперь цена покупки газа для них станет выше, чем для французских компаний. Раньше, до подрыва российского газопровода Северный поток, было с точностью до наоборот. Немецкие компании имели более низкую цену поставки газа, чем французские и испанские.

Франция выступает за введение потолка цен на остатки российского газа, чтобы уровнять в правах немецкие и французские предприятия. Германия решительно выступает против этого, поскольку не хочет добровольно лишать себя преимуществ.

Французы противятся инициативе Германии по созданию единой ПВО в Европе, которая будет базироваться на израильской и немецкой технике. Французы хотят, чтобы в основе ПВО была французская военная техника и оборудование.

Вообще Франция и Германия сотни лет конкурировали и враждовали друг с другом. Похоже, что сейчас эти страны вновь возвращаются к привычной практике взаимоотношений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь

19 + двенадцать =